Борис Грозный, или Даунинг-стрит, 10: Тереза Mэй выезжает, Борис Джонсон занимает апартаменты

Дом 10 по Даунинг-стрит в Лондоне - официальная резиденция Первого лорда казначейства, который с 1905 года одновременно является премьер-министром Соединенного Королевства. Источник: Pixabay

Лондон, Великобритания (Weltexpress). Как и следовало ожидать, Борис Джонсон — новый британский премьер-министр. Его предшественница Тереза Mэй в течение своего порядка трехлетнего пребывания на Даунинг-стрит совершила несколько серьезных ошибок, что не в последнюю очередь можно приписать ее личностным качествам. Ее трагедия заключается в том, что она, первоначально поддерживая лагерь «остающихся», в конечном итоге вошла в историю как (безуспешный) премьер-министр Брексита. Будучи сторонницей жесткой линии, она упорно преследовала цель бескомпромиссного выхода из ЕС и с треском провалилась. Она столкнулась с сопротивлением в рядах собственной партии и впоследствии — партнеров по ЕС. Против Брексита на роковом референдуме проголосовало 48 процентов британцев; сегодня же, после беспрецедентного беспорядка, вызванного Брекситом, явное большинство проголосовало бы за то, чтобы «остаться». Никогда еще не были британцы настолько расколоты, как в эти дни из-за пресловутого Брексита; Мэй не предприняла ничего для того, чтобы объединить народ и сбалансировать мнения, и оставляет после себя лишь развалины.

Джонсон вступает в свою должность — также премьер-министра Брексита; он мечтает осуществить выход из ЕС любой ценой, и, при необходимости, без подписания соглашения, — в течение ста дней. Этим объясняется его теперешний приход к власти с большой поддержкой со стороны (разочарованных в Мэй) сторонников Брексита в партии Тори. То, что он, так же как и его предшественница, не разрешит эту квадратуру круга, неизбежно. Парламент явно против безрезультатного Брексита, и после будущих дополнительных выборов антибрекситский лагерь, скорее всего, окажется у консерваторов более укрепленным. И ЕС четко дал понять, что новые переговоры по поводу Брексита исключены. При Джонсоне раскол среди британцев еще более углубится. Более того, недавний опрос фанатичных тори показал, что они скорее согласятся с отделением Шотландии и Северной Ирландии, чем оставят идею Брексита. Не исключено, что Борис Джонсон в качестве последнего премьер-министра Соединенного Королевства войдет в историю как ликвидатор британской нации, влекомый своей личной, оппортунистической жаждой власти.

Александер Борис де Пфеффель Джонсон — так, собственно, звучит имя этого родившегося в Нью-Йорке политика — отнюдь не долгожданная надежда нации, пребывающей в глубочайшем экзистенциальном кризисе, а просто катастрофа. Он вступает в должность не только как самый слабый премьер всех времен, но и обладает нестабильным характером и аурой самого неспособного из всех глав британского правительства. Согласно сообщениям коллег-журналистов, он доказал свое почти непостижимое отсутствие профессионализма еще в 1990-х годах, будучи корреспондентом ЕС консервативного издания Daily Telegraph: чтобы подпитать британскую анти-ЕС-паранойю вымышленными фактами, в своих отчетах он распространял гротескные ложные сообщения. «Единственное предсказуемое в Борисе Джонсоне — его непредсказуемость», единственное предвидимое — его провал.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ