Последовательность американских планов мирового господства: президент Трамп представляет новую «Стратегию национальной безопасности»

Donald Trump, Washington DC, 2017-01-20. © The White House

Берлин, Германия (Weltexpress). В суматохе предрождественских дней Белый дом выпустил 17 декабря 2017 года новую «Стратегию национальной безопасности США» (NSS).(1) В нее включены правительственные приоритеты безопасности и внешней политики США, и не в последнюю очередь самого президента. Итак, полюбопытствуем.

America First

Как уже было объявлено в предвыборной кампании, Трамп прямиком заводит свою мантру «America First»: «Поставить Америку на первое место — это долг нашего правительства и основы для американской ведущей роли в мире. Сильная Америка — это жизненно важный интерес не только американского народа, но и тех, кто во всех странах мира разделяет одинаковое мировоззрение и ценности с Соединенными Штатами. Стратегия национальной безопасности ставит Америку на первое место».

В разделе «Конкурентоспособный мир» демонстрируется, как Соединенные Штаты будут реагировать на растущую глобальную политическую, экономическую и военную конкуренцию: «Китай и Россия бросают вызов власти, влиянию и интересам США, когда они пытаются подорвать безопасность и процветание Америки. Они полны решимости подорвать экономическую свободу и справедливость, расширить свои вооруженные силы, подавить свое население посредством контроля данных и информации и расширить свое влияние.
В то же время диктатуры КНДР и Исламской Республики Иран хотят дестабилизировать другие регионы, угрожают американцам и нашим союзникам и жестоко обращаются со своим собственным народом».

Great Again

В своей книге «Great Again»(2) Трамп еще дифференцированно относится к России и Китаю. Теперь он ставит обе страны на одну ступень. В главе «Борьба за мир» на странице 60 содержится следующий отрывок: «Есть люди, которые желают, чтобы я не называл Китай нашим врагом. Но это именно то, что он собой представляет! … они шпионили за нашими фирмами, воровали наши технологии, манипулировали и девальвировали свою валюту, что затрудняет сбыт там нашей продукции, и иногда невозможно от нее там даже избавиться». Еще хуже, чем Китай, — Северная Корея и Иран. Вершина всего — Исламское государство: «ИГ — наш самый жестокий противник, и теперь он сидит на всей нефти в Ираке и Сирии, которую мы должны были получить… Эти люди — средневековые варвары. Они отрубают головы, топят людей, пытают. Мы не можем позволить им укорениться». И далее следует провозглашение успеха: «Мы разбили террористов Исламского государства на полях сражений Сирии и Ирака и будем их преследовать до тех пор, пока они не будут уничтожены».(3)

Ну, скажем, военная деятельность США против ИГ была в прошлом году довольно скромной. Сокрушение ИГ находится главным образом на счету у России. Вообще же, терроризм часто используется США для дестабилизации государств в целях смены режима и для оправдания военной операции.(4) В документе неоднократно упоминается слово «PEACE» — в сумме 27 раз! Но это не означает уважительное отношение к другим странам, это «мир» в однополярном мире с доминированием США! А потому военное превосходство США должно и впредь существовать и укрепляться: «Мы будем поддерживать мир посредством силы, восстанавливая нашу военную мощь, чтобы оставаться лидерами, сдерживать наших врагов и, при необходимости, бороться и обеспечить победу. Используя все возможные национальные средства власти, мы позаботимся о том, чтобы в других регионах мира не господствовала никакая другая сила». Это мышление не ново. Он восходит к президенту США Трумэну, который 26 июля 1947 года ввел Закон о национальной безопасности. Обновленный NSS начал действовать 2 августа 2017 года.

В этом законе дается распоряжение о всеобъемлющей реорганизации внешнеполитических и военных учреждений правительства США. Он создал многие из институтов — в том числе ЦРУ, — которые дают президенту необходимые инструменты для реализации желаемой однополярной внешней политики США. С тех пор формулировки Трумэна корректируются посредством измененных стратегических документов с учетом актуальной ситуации.

Например, в Руководстве по планированию обороны от 1992 года отмечается: «Наша первейшая цель — предотвратить (повторное) появление нового соперника, будь то на территории бывшего Советского Союза или где-либо еще, который создавал бы угрозу для иерархии, как это ранее делал СССР. Это требует усилий, чтобы не допустить доминирования каких-либо враждебных сил в регионе, чьи ресурсы — под установленным контролем — были бы достаточными для создания мировой позиции власти. К таким регионам относятся Западная Европа, Восточная Азия, территории бывшего Советского Союза и Юго-Западной Азии».(5)

За этим последовала «Перспектива ведения вооруженными силами военных операций в 2020 году» (Joint Vision 2020), стратегический документ, опубликованный Министерством обороны США 30 мая 2000 года, который содержит идею «превосходства на широком фронте» (англ. full-spectrum dominance) вооруженных сил США, с тем чтобы они и в 2020 году смогли противостоять угрозе на всей планете. Центральную роль в этом играет способность нанести глобальный удар (global strike).

В Стратегическом документе от 2012 года записано: «Соединенные Штаты сыграли ведущую роль в преобразовании международной системы за последние шестьдесят пять лет (т.е. с 1947 года, W.E.). Посредством совместной работы с единомышленниками Соединенные Штаты создали более безопасный, более стабильный и процветающий мир для американского народа, наших союзников и наших партнеров во всем мире, чем перед Второй мировой войной. За последнее десятилетие мы провели обширные операции в Ираке и Афганистане в целях обеспечения стабильности в этих странах и защиты наших интересов».

Ведущая роль Соединенных Штатов в преобразовании международной системы, в понятии Лео Штрауса и неоконсерваторов, привела к невероятному хаосу и огромным миграционным потокам — Ирак и Афганистан более далеки от стабильности, чем когда-либо.

«Победить в сложном мире»

В октябре 2014 года на оружейном шоу (!) была представлена концепция военной операции «Победить в сложном мире 2020-2040»(6). Документ была создан организацией TRADOC (U.S. Army Training and Doctrine Command); предполагалось, что он покажет вооруженным силам, к каким операциям они должны готовиться в будущем.

В данном случае они должны предотвратить в будущем следующие угрозы: на первом месте названы Россия и Китай, затем Северная Корея и Иран. На последнем месте стоит борьба с мировым терроризмом.

При этом бесстыдно признается, что предстоящие военные операции будут касаться изменений геополитического ландшафта в связи с конкуренцией за власть и богатство. Любая страна в мире, которая бросает вызов гегемону США, почувствует жесткую руку американцев. Для этого армия США должна развивать соответствующие навыки. Следует сделать невозможным для будущих противников эффективное реагирование на агрессию США.

В предшествующем документе от 1994 года «Training and Doctrine Command-Pamphlet 525-5» описывается динамичная эпоха — переходный мир. Вместо борьбы с коммунизмом в XXI веке необходимо бороться с национальным и религиозным экстремизмом. Современный военный театр использует передовые методы, такие как боевые роботы и беспилотные летательные аппараты, а также «силы, не входящие в состав страны» — наемные армии, которые не обязаны соблюдать законы и оплачиваются в соответствии с достигнутым успехом. Путь к намеченной войне ведет в соответствии с «525-5» к целенаправленной дестабилизации государства, в котором требуется добиться «смены режима» для собственной выгоды. Важный инструмент в этом отношении — «Операции, отличные от войны» (OOTW), означающие финансовую и кибернетическую войну, использование тайных спецназовцев и дронов и все аспекты теневых войн. На самом низком уровне динамики, скорее всего, будет «продвижение демократии» в стиле «Национального фонда за демократию». В Украине хорошо наблюдаются уровни эскалации, описанные в «525-5»: мятеж (Майдан), кризис (Славянск) и конфликт (Крым). До сих пор война полыхала лишь слегка.
Как видно из этого небольшого перечня документов о стратегии, требования последовательно выполняются! И, похоже, не имеет значения, какая партия в настоящее время составляет правительство.

Если во время своей избирательной кампании Трамп и хотел еще построить лучшие отношения с Россией, то его советник Стив Бэннон, ратующий за равновесие, был уволен с должности в августе 2017 года. Ранее, в феврале, это же произошло с первым советником по национальной безопасности Майклом Флинном. Под давлением сторонников жесткой линии он был вынужден покинуть пост за свой гладкий курс в отношении Москвы. Его сменил высокопоставленный военный и сторонник жесткой линии в отношении России генерал Герберт Р. Макмастер, под руководством которого в настоящее время разрабатывается действующая стратегия национальной безопасности. До своего назначения советником по национальной безопасности генерал Макмастер был заместителем командующего TRADOC (United States Army Training and Doctrine Command) в Форт-Монро, Хэмптон, штат Вирджиния.

Не стал ли Дональд Трамп, который во время избирательной кампании все еще сражался с правящим финансовым и военным истеблишментом и поэтому был оскорблен в средствах массовой информации как глупый охотник за мошенниками, марионеткой американской военной хунты из трех генералов — министра обороны Маттиса, министра национальной безопасности Келли и советника по безопасности Макмастера?

Примечания:

(1) https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf
(2) Donald J. Trump: Great Again! Wie ich Amerika retten werde. Plassen Verlag 2016
(3) https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf
(4) Daniele Ganser: Illegale kriege, Zürich 2016
(5) Zitiert aus Jürgen Wagner: „Trumps“ Nationale Sicherheitsstrategie, IMI-Standpunkt 2018/001 am: 9. Januar 2018
(6) http://www.tradoc.army.mil/tpubs/pams/tp525-3-1.pdf 7. Oktober 2014 [18.10.2014]

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ