Выборы в Бундестаг: симптомы глубоко разделенного общества

0
127
Pixabay

Берлин, Германия (Weltexpress). Выборы в Бундестаг и основное направление последовавших за ними публичных дебатов являются отражением развития, которое выходит далеко за рамки вопроса о том, почему ХДС/ХСС и СДПГ потеряли столько голосов, а АдГ собрал почти 13 процентов голосов избирателей.
И дело не в том, что образуются новые партии наряду с существованием прежних. Более важным является повседневная деятельность этих партий и их взаимодействие друг с другом. Это взаимодействие мотивировано не только политической властью и это не просто «игра», а проявление симптомов разделенного общества. Если это разделение не будет устранено, германское общество и германская политика не смогут решить поставленные задачи.
Интенсивное обвинение АдГ в том, что она является праворадикальной или даже правоэкстремистской, это не просто пропагандистская формулировка в борьбе за власть. Это обвинение отравляет политический климат и предотвращает честный диалог, в том числе с избирателями этой партии, которые на востоке страны теперь являются второй по величине группой электората и даже самой большой в Саксонии. Или, может, этим избирателям хотят сказать, что они хотя и не правоэкстремисты, но неспособны распознать, что правоэкстремистской была партия, которую они избрали?

К диалогу не готовы

На данный момент диалога нет вообще, и разговоры политиков об ответственности, о которой теперь говорят представители разных партий, прежде всего стремящиеся к государственной власти «Зеленые» и «либералы», после всех этих лет самодостаточности, объективно полагая, вряд ли заслуживают доверия.
Швейцарский представитель в ОБСЕ сообщил несколько недель назад, что в рамках этой важной международной организации, которая была фактически предназначена для поддержания мира и понимания, диалогa между Западом и Востоком уже не существует, а только лишь сопоставление позиций — без какого-либо сближения. Этот отчет симптоматичен для мира, в котором теряется общая почва.

Идеологические причины

Отсутствие готовности и неспособность вступать в диалог проявляется не только в международных отношениях, но и во внутреннем плане. В основном это связано с идеологическими соображениями: чрезмерный индивидуализм, постмодернистский деконструктивизм, произвол образа жизни и возвращение социальной дарвинистской мысли и поведения в обществе, бизнесе и политике ослабили сплоченность и взаимосвязанность людей и граждан. Там, где уже не каждый может говорить с каждым, где больше нет интереса к другому человеку и его положению, где никто никого не слушает, возникает опасность.

Никлаус фон Флюэ призывал прислушиваться друг к другу

Швейцария празднует в этом году 600-летие со дня рождения Никлауса фон Флюэ. Это своего рода швейцарский национальный святой, брат Клаус, хотя сейчас и пытаются преуменьшить заслуги этого человека. Одним из его знаменитых пожеланий ратующим за мир швейцарским политикам был совет прислушиваться друг к другу. Очевидно, уже в то время это было нелегко.
Эрнст Френкель, политолог, вернувшийся в Германию из эмиграции в США после Второй мировой войны, был основателем «теории плюрализма», сформировавшей послевоенную западную политику. Эта теория утверждала, что в обществе нет ничего иного, кроме как разные интересы и группы по интересам, что существующая концепция сообщества стала проблематичной и что в политических решениях это просто вопрос переговоров противоположных сторон с целью нахождения наибольшего общего знаменателя. Френкель, хоть это и редко упоминается, предположил, что способность искать общий знаменатель подразумевает этический базовый консенсус, этическую структуру.

Где же общее?

Насколько далеко мы сегодня от этого? И почему мы ушли так далеко? Не только в отношениях между нациями, но и внутри их собственного гражданского общества.
Широкая общественность мало что знает об этом, но есть еще личности и группы, которые ищут возможность сформулировать универсальную этику, которая могла бы устроить самых что ни на есть серьезных лидеров и большинство людей в мире. Существуют ли объективные моральные ценности, способные объединить людей и дать им мир и счастье? Каковы они? Как их можно распознать? Как они могут быть реализованы в жизни отдельных людей и их общностей? Эти вопросы были поставлены в самом начале более чем 50-страничного заключительного отчета Международной теологической комиссии в Ватикане. Этому докладу она дала название «В поисках универсальной этики» и представила его в 2009 году.
Не так углубляясь, но, возможно, демонстрируя схожую тенденцию, прозвучали заявления президентов России и США о том, что они должны создать подобие «единства нации», по крайней мере, в своих государствах. Обе страны знают, что такое расслоение общества, США сегодня по-прежнему страдают от этого, и американцам хотелось бы пожелать, чтобы на сей раз это оказалось не только политической пропагандой. Президент России с момента своего первого назначения пытается пресечь «классовую борьбу» 1990-х годов. Оба президента подвергаются нападениям.

Одних лишь юридических положений недостаточно

Законодательство, каким бы важным оно ни было в международных и внутренних отношениях стран, не может самостоятельно решить сегодняшние проблемы. Это демонстрирует не в последнюю очередь тот факт, что нарушается как международное, так и национальное право и что власти действительно не в состоянии действовать. Весьма маловероятно, что те, кто до сих пор выступал за антагонизм и поляризацию, а также игнорируют право, вдруг перестанут это делать и проявят понимание. Они все еще надеются извлечь выгоду из своего метода.
Но жертвы такого развития событий, большинство граждан, вполне в состоянии перестать в этом участвовать. Это послужило бы уроком для тех, кто удивлен результатами выборов в Бундестаг. Теперь мы делаем ставку на диалог между равными и равноправными людьми, как на национальном, так и на международном уровне. Если диалог отрицается или для него создают препятствия, мы в этом больше не участвуем. И это тоже своего рода гражданское неповиновение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ